• English
 
new logo1

ш.Сергеляхское 3 км, д. 3, г. Якутск, Республика Саха (Якутия), 677007,  тел.: , факс: , e-mail:  

logo sm

ЯКУТСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ 
677007, г.Якутск, ш.Сергеляхское, 3 км, дом 3
телефон +7(4112) 507-971, факс: +7(4112) 35-81-62, e-mail:
 

Галина Осипова: Я горжусь сельским хозяйством, своей профессией

osipova 245x256

  В министерстве сельского хозяйства и продовольственной политики республики работают многие люди, которых знают и уважают сельские труженики – опытные специалисты, практики. Одной из таких высокопрофессиональных специалистов в своем деле является заместитель руководителя департамента животноводства и племенного дела, кандидат биологических наук, лауреат Государственной премии Республики Саха (Якутия) имени Героя Социалистического Труда В.М. Кладкина в области оленеводства за 2010 год Галина Николаевна ОСИПОВА. Уникальность специалиста Осиповой можно подчеркнуть только одним фактом – она является специалистом по изучению популяционной генетики домашних северных оленей. Ее научная работа имеет самое непосредственное практическое значение в селекционно-племенной работе северного оленеводства, в деятельности племенных оленеводческих хозяйств не только республики, но и России.

С 2015 года Галина Осипова является заместителем руководителя департамента животноводства и племенного дела министерства. Сегодня мы поговорим с Галиной Николаевной о сельском хозяйстве, о ее традициях и современных буднях.

— Галина Николаевна, почему Вы избрали сельскохозяйственную профессию?

— Детство людей нашего поколения прошло с родителями зимой на ферме, летом на сайылыке. Мы росли, впитывая ежедневно, секреты работы скотовода, коневода. С детства помогала матери надоить и накормить коров, работали на сайылыке наравне со взрослыми. Нас родители воспитывали работой, много не говоря, своим примером. В то время по программе «Школа – производство-ВУЗ» после окончания школы мы всем классом два года работали на ферме доярками. В 1985 году окончила сельскохозяйственный факультет ЯГУ. В том далеком 1985 году 107 выпускников получили дипломы о высшем образовании – 56 ветеринарных врачей и 51 зоотехников. Среди выпускников 1985 года кандидатами наук стали 12 человек, 2 доктора наук, почти все мы остались верный своей профессии, не ушли и в трудные 90-е годы. Затем я поступила во Всероссийском научно-исследовательском институте племенного дела в г. Москва, сейчас понимаю, что там я прошла очень хорошую научную школу.

Сельское хозяйство – это напрямую связанная с человеческой деятельностью отрасль: как говорится, для того, чтобы жить, человек ест, а еда – это продукт сельскохозяйственной деятельности. В первые годы перестройки, когда в страну хлынул поток иностранных «вкусностей» люди покупали колы, чипсы, шоколадки разные, полуфабрикаты. Но со временем, я это вижу уже точно, население уже не столь уж стало ценить эту напичканную различными химикатами и генетически модифицированную продукты питания. Сегодня люди уже стали больше разбираться в здоровой пище – натуральной, от производителя и отличают продукцию с химическими наполнителями. Это радует. И еще раз доказывает, что у сельского хозяйства есть будущее.

Я очень горжусь своей профессией. Я стала специалистом сельского хозяйства не по принуждению или из-за безысходности – это был осознанный выбор любимого дела, где я чувствую себя, как говорится, «не в гостях».

— Тем не менее, сегодня профессия специалистов сельского хозяйства не котируется, а общество признает своими кумирами не людей труда, а представителей глянцевых таблоидов…

— Такое настроение в обществе создается самими людьми.

Во-первых, в последние десятилетия на селе родители уже не приучают своих детей к сельскому труду, желают, чтобы они получили высшее образование и уехали.

Во-вторых, в обществе нет адекватной оценки, как материальной, так и моральной, труда сельского человека, специалиста. Сельский человек, работник сельского хозяйства в обществе позиционируется как неудачник.

Возьмем даже положение в нашем министерстве – за последние годы высший руководитель ведомства – министр меняется каждые два, от силы три года. А в других ведомствах работают руководители не два, не три, даже не пять лет, а больше.

А ведь сельское хозяйство это такая отрасль, где результат труда не проявляется сразу через год. Эффект от принятых решений, отражение ее в производстве минимум будет выпукло, точно видно через пять лет. Просто-напросто руководитель не увидит результата принятых им решений, не успевает вложить и свой вклад. Ведь за год любой человек будет только входить в курс дела, а на следующий год его уже не будет на этом месте.

О каком уважении к отрасли можно говорить, зная о таком положении сельского хозяйства?!

Часто можно услышать, как родители рассказывают с гордостью, что дети уехали в город, ищут работу, и они родители остались одни в доме. А ведь нас родители воспитывали по- другому: любить родину, уважать отчий дом и что на усадьбе после родителей хозяином остается младший из сыновей и т.д. Мне до сих пор снится родительский дом, а трое моих братьев живут и работают в родной деревне, один из них занимается крестьянско-фермерским хозяйством, у всех есть живность, хозяйство. Летом в гости приезжаем к брату, как и раньше к родителям …

Сельский труд – это преемственность, это когда отец передает своему сыну бразды управления своим хозяйством, когда мальчишка с малых лет вместе с родителями работает наравне. Когда он знает, что когда-то он примет в свои руки хозяйство, чтобы передать крепкое, самодостаточное дело своему уже сыну. А у нас эта традиция прервана…

Хорошо, что в последние годы эта тоненькая нить возрождается в крестьянских хозяйствах.

— Как Вы оцениваете уровень подготовки специалистов сельского хозяйства сегодня?

— Из-за низкой заработной платы в отрасли стало много случайных людей. В действительности не «болеющих» всей душой за труд, за тружеников. Становится страшно, когда руководителем сельскохозяйственного предприятия становится учитель, или работник культуры. Вот самый недалекий пример. В улусе сельскохозяйственным предприятием руководит учитель. Он направляет в министерство разработанный им бизнес-проект развития молочного производства. Мы знаем, что в 2014 году в предприятии валовой удой с одной коровы был в 1700 кг. молока. А директор прислал план, что в 2015 году валовой удой будет составлять 2700 кг. На основании чего будет такое резкое повышение – появится высокоудойный племенной скот ли, будет резко улучшен кормовой рацион ли, что же будет основой такого увеличения? Руководитель не знает. Он просто поставил такой объем, который предполагает предусмотрение господдержки.

Такая беда происходит из-за нехватки квалифицированных специалистов. В республике нет системной кадровой политики сельского хозяйства. А если и есть специалист, то очень слабо идет специализация его подготовки. Бывает, вчерашний выпускник вуза сразу после окончания высшего учебного заведения без практического опыта приходит работать в руководящие органы. Он думает, что если в бумажке (протоколе) напишет поручения, то оно исполнится. Такого не может быть: каждое решение должно быть обосновано, привязано к основе, финансовому плану, отчетности, производственному плану, к кадровому потенциалу и т.д. При этом, еще каждый специалист должен быть готов и к применению в своей работе достижений науки, передовых мыслей, он должен знать основы всех специальностей – агронома, зоотехника, ветеринара, экономиста и т.д.    

— Галина Николаевна, как специалист отрасли, какие видите пути выхода из такого положения?

— Краеугольным камнем любого дела являются люди. От человека зависит все. Как говорят в народе «Кадры решают все».

Необходимо повысить культуру ведения отрасли сельского хозяйства. Что такое культура ведения отрасли сельского хозяйства? Это элементарная любовь к животным, знание тонкостей технологии. Человек может недокормить скот, лошадей и ожидать от него прибыли. Нет, прибыли не будет. Мы знаем, что человек человека может обмануть. А корова человека не обманет: сколько вложишь в корову, тем она благодарно отзовется – будет и высокий удой, и здоровый приплод, и качественное мясо. А что у нас сегодня? Во многих личных хозяйствах считается нормой в зимнее время скот поить раз в два дня с холодной проруби, чтобы много сена не поедала, совершенно не выдается скоту силос, концентрированные корма, не дают даже витаминные подкормки, которые продаются в специализированных учреждениях. Что уж говорить, если не дают в прикорм самую обычную соль. Вот и нарушена технология содержания и кормления скота. Надо по-человечески относиться к скоту, а не «скотски».

В крупных крестьянских хозяйствах с большим количеством поголовья норматив требует содержания в штате зоотехника, ветеринара. Но в хозяйстве этих специалистов нет. Некому отследить механизмы воспроизводства, профилактического лечения, не ведется простой учет движения скота. Такое может быть и в кооперативном хозяйстве, конечно, но здесь все таки ситуация более контролируема и управляема.

Так что выход из всех бед один – необходимы подготовленные, опытные, умные кадры.

— Сейчас очень много пишут, говорят о якутском скоте. А у Вас какое мнение?

— По этому вопросу я давала интервью в газете «Саха сирэ».

Якутский скот, действительно, уникален. В мире такой древней породы скота, сохраненного в чистоте, единицы. Почему ценится аборигенный скот?

Сегодня в России есть более 80 заводских и аборигенных пород и типов крупного рогатого скота как мясного, так и молочного направлений. Заводская порода или тип целенаправленно выведенная селекционерами, чем черт не шутит, вдруг станет жертвой природных очаговых катаклизмов, эпидемии, то ее невозможно спасти – у нее очень ограниченное разнообразие генотипов. А аборигенный скот, приспособленный веками в тех или иных местных условиях, выведенный народной селекцией, более устойчивый к различным заболеваниям и катаклизмам – у него богатое разнообразие генотипа, поэтому организм животного более гибкий.

У нас скот сохранился благодаря тому, что он содержался на отшибе. Далеко от центра, где весь скот был подвержен симментализации, прилитию холмогорской породы. Поэтому мы, современное поколение, благодарны населению Эвено-Бытантайского улуса, сумевшему сохранить скот.

Но как я заметила из выступлений в прессе упрек по поводу судьбы якутского скота, оно, в основном, исходит от поколения, кому сегодня 70-80 лет. А это те люди, которые жили, активно работали в период так сказать, окультуривания якутской породы скота. Тогда я хочу у них спросить: почему они допустили такой вандализм? Почему не проводили селекционно-племенную работу по улучшению качественных показателей продуктивности якутского скота? Параллельно с завозным скотом не развивали свой якутский скот, не делали что-то, чтобы сохранить или преумножить тогда скот?

В чем наша вина – поколения специалистов, пришедших уже после всего случившегося?

Сегодня мы понимаем всю сложность ситуации и пытаемся ее выправить: создаем государственные учреждения, развертываем схему содержания для увеличения поголовья. Некоторые считают, что, расширяя географию содержания скота, мы неправы – мол, он рассеется или испортит другую породу. Но мы работаем и над повышением ответственности хозяев скота.

Тем не менее, стоит признать, что усилия животноводов сегодня направлены не на использование скота ни в производственных, ни научных целях. На первом месте стоит задача просто чисто механического увеличения поголовья скота якутской породы, тем самым достичь разнообразия генофонда для дальнейшего проведения селекционно-племенной работы, например на увеличение удоя молока, живой массы и т.д.

И в будущем наша задача сохранить и оставить якутский скот будущему поколению для выведения новых пород и использования их в улучшении качественных показателей заводских пород скота. Например, сегодня во Всероссийском институте животноводства им. Л.К.Эрнста проводятся научно-исследовательские работы по использованию аборигенных пород скота для улучшения качественного состава белка в молоке голштинской породы. У многих заводских пород, не только у голштинской породы, в белке молока содержится недостаточное количество ферментов и т.д. Вот чтобы это выправить ученые-селекционеры используют аборигенный скот, у которого богатый биохимический состав молока и мяса.

В последние годы многие задают вопрос по районированию сельскохозяйственных животных. В годы советской власти при функционировании «Госплемобъединение СССР» была строгая система районированного разведения скота. Сегодня такого районирования нет, т.е. Гражданский Кодекс РФ не воспрепятствует гражданам в приобретении и разведении скота любой породы. Только закон о племенном животноводстве РФ ограничивает племенные хозяйства по несанкционированному завозу скота другой породы. А по республиканскому закону охраны генофонда якутского скота, конечно, требуется чистопородный метод разведения. Сегодня от добросовестности граждан, грамотности специалиста сельского хозяйства зависит разведения тех или иных пород скота и ее дальнейшее развитие.

Тем не менее, я не согласна, с тем, что в республике не ведется селекционно-племенная работа. Массовая племенная работа постоянно, конечно, идет, ведь никто неэффективную корову содержать не будет. В массе своей процесс искусственного осеменения в отрасли идет, зоотехническая служба в крупных племенных хозяйствах работает, ведется учет и отчетность ведет. Да и личные подсобные хозяйства, согласно нашим последним аналитическим данным, отражают, что по итогам прошлого года из всех 54 723 осемененных коров и телок республики 27 302 коров приходится поголовью ЛПХ, КФХ – 13 186 голов, кооперативы – 14 235 головы.

— Как специалист, ученый, один из руководителей министерства по вопросам развития скотоводства, скажите Галина Николаевна, какое будущее у сельского хозяйства, конкретно у скотоводства Якутии?

— По роду своей работы я много езжу по стране, многое вижу. Меня сильно удивило отношение к скотоводству жителей Калмыкии: калмык с гордостью говорит везде – с высокой трибуны, в деревне, что он – скотовод, мы калмыки — скотоводы. При этом необходимо отметить, что во время Отечественной войны калмыцкий народ в течение 13 лет находился в депортации в Сибири. Тем не менее, сегодня калмыки имеют более 600 тыс. голов аборигенного скота, они много работают на улучшение своей породы и в результате в 18 месячном возрасте животные достигают живой массы 465-480 кг. А ведь калмыцкий скот также имеет турано-монгольское происхождение, как и наш якутский, т.е. они родственные животные, предположительно когда-то завезенные в Россию великим Чингисханом.

И в нашей истории была ведь такая же гордость своим естественным богатством – скотом и лошадьми. Но ложное понимание окультуривания села привело к тому, что мы стыдимся признаться, что мы из села, работаем в сельском хозяйстве. Такого не должно быть сегодня. Надо возродить гордость за село. Мы должны гордиться, и нами должны гордиться, что мы работаем в сельском хозяйстве, которое и кормит, и поит всех.                  

Будущее у сельского хозяйства было всегда, оно есть и сегодня. Сегодня, когда в стране особо остро стоит вопрос обеспеченности собственным производством, когда люди уже больше стали ценить здоровое питание, возможности местного производства, почему сельское хозяйство не должно развиваться?

Только больному обществу, не ценящему свое истинное богатство, стыдящемуся и постоянно критикующему сельское хозяйство, село стоит пересмотреть свое отношение к отрасли.

 
Источник:Татьяна ОБУЛАХОВА, Пресс-служба министерства сельского хозяйства и продовольственной политики Республики Саха (Якутия).

ПечатьE-mail